Октябрь 14th, 2019

«Тайга», «Грифон» и «Гелий». «Мирные ядерные взрывы» спрятали в земле РФ четыре Хиросимы

Фото:

50 лет назад 2 и 8 сентября (по другим данным 9 сентября) 1969 года на Осинском нефтяном месторождении возле Перми (Россия) были взорваны два ядерных заряда из серии «Грифон». С их помощью советские промышленники хотели интенсифицировать добычу нефти.

Еще пять аналогичных взрывов прогремели со 2 сентября 1981 по 19 апреля 1987 года на Гежском месторождении. Здесь взрывали серию ядерных зарядов «Гелий», пишет Новая газета.

Между ними, 23 марта 1971 года, на севере Пермской области произведен одновременный подрыв трех ядерных фугасов для строительства канала между Печорой и Камой (серия «Тайга»).

Суммарная мощность всех десяти зарядов оценивается в 76,2 килотонны в тротиловом эквиваленте: в четыре раза больше американской атомной бомбы мощностью 13–18 килотонн, уничтожившей в 1945 году японский город Хиросима.

По мнению российского эколога Алексея Яблокова (1933–2017), «мирные» ядерные взрывы оставили после себя на пермской земле неконтролируемые захоронения высокоактивных радиационных отходов.

 

Словно землетрясение

И спустя полвека, вспомнив пережитое, она волнуется.

— Училась я во втором классе вроде бы. В тот день в школе отменили занятия, я была у мамы на работе в аптеке. Вдруг вывели всех сотрудников и меня на улицу, велели сесть на землю. Ужасный шум, нас будто волной приподняло! Страх был. Словно землетрясение случилось, — рассказывает о сентябрьских событиях 1969 года пенсионерка Надежда Долгих. — В нашей школе выбило все стекла, потом их долго вставляли. Мы еще неделю не учились.

— Я шла по улице, землю тряхнуло, — говорит пенсионерка Надежда Белоусова. — На кирпичном здании пилорамы, это рядом с нашим домом, образовалась трещина. Ее и сейчас видно.

Надежда Сергеевна подводит меня к постройке, где теперь располагается гараж. Под слоем цемента в правом верхнем углу заметны следы длинной трещины.

В шести километрах отсюда на глубине 1212 и 1208 метров в сентябре 1969 года были взорваны два ядерных заряда мощностью по 7,6 килотонн. В брошюре «Миф о безопасности и эффективности мирных подземных ядерных взрывов» член-корреспондент РАН Алексей Яблоков поставил под сомнение официальные цифры о дополнительно добытой в Осе нефти — от 240 тысяч до 500 тысяч тонн. Зато привел данные о скважинах, дающих загрязненную радионуклидами продукцию. Если в 1976 году их было только две, то к 1994-м стало 317.

Из-за порыва труб скважины № 1004 в 1977 году, выброса там же водо-нефтяной эмульсии и пожара в 1987 году произошло радиоактивное загрязнение территории примерно в 200 гектаров.

У всех 59 работников Осинского нефтепромысла, проработавших там более пяти лет, были отмечены серьезные нарушения иммунной и кроветворной систем.

Строительство Пермского нефтеперерабатывающего завода. Фото: РИА Новости

«Внос радиоактивных веществ запрещен!»

Путь к месту ядерных взрывов сейчас преграждают запертые ворота. На них табличка: «Лукойл-Пермь» ЦДНГ № 5 Лаборатория радиационной безопасности и контроля». Рядом, над дверями в проходную, другая вывеска: «Объект находится под охраной. Внос радиоактивных веществ запрещен!».

В первый раз я побывал в этом месте летом 1989 года. Тогда после митинга жителей Осы, встревоженных экологической обстановкой, нефтяники начали оборудовать могильник радиоактивных отходов. Сюда не вносили, а завозили грунт с зараженных скважин. На моих глазах подъезжали самосвалы с опасным грузом. Вместе с доцентом Пермского госуниверситета Владимиром Поносовым мы подошли к очередной вываленной куче земли. Переносной радиометр показал: этот комок, пропитанный нефтью, «фонит» на 500 микрорентген в час. Другой — на 900 мкР/час. Для сравнения — обычный фон в Перми, которая на 94 километра севернее Осы, составлял в то время 14-16 мкР/час.

«Наибольшая доза гамма-излучения отмечена на [замерной установке] «Спутник-13», где до настоящего времени находится один из буллитов, подлежащих захоронению. Мощность экспозиционной дозы на днище буллита достигает более 3000 мкР/час, уменьшаясь на стенках до 650 и 60 мкР/час. В подземных водах стронций-90 определялся на территории сада «Ягодка», в д. Тишково и д. Кокшарово», — отмечено в «Характеристике радиационной обстановки на Осинском месторождении», подготовленной в 1992 году областным комитетом по охране природы.

«По нормативам этот грунт считается зараженным лишь условно. Значит, его не примут спецпредприятия, утилизирующие отходы АЭС, — пояснила в интервью пермской газете «Звезда» от 16 августа 1997 года завлабораторией радиационной безопасности Людмила Шестопалова. — Но его много — 5000 кубометров, поэтому и не повезли далеко, чтобы радиацию по дорогам не рассеивать. Да и место здесь соответствует нормам: под могильником глиняная «подушка» глубиной 14 метров».

Сейчас, в 2019 году, радиоактивные отходы покоятся под земляными курганами, огороженными забором из сетки-рабицы. За колючей проволокой с трехлепестковыми знаками «Радиационная опасность» видны обширные участки, отведенные для будущих захоронений.

Рядом протекает река Тишковка. Как и в окрестных родниках, а также речках Осинка, Ивановка и Сергеевка, ее вода и донные осадки заражены цезием-137 и стронцием-90.

Тишковка и другие речушки через несколько километров впадают в образованное Камой Воткинское водохранилище.

Читать статью дальше >>>

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>