Сентябрь 26th, 2018

Речь Трампа в ООН: реакция американских экспертов

Дональд Трамп на пресс-конференции после выступления в ООН, 25 сентября 2018 года


По словам политологов, президент США не изменил своей стратегии «Америка на первом месте»

Президент США Дональд Трамп, выступая во вторник на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, произнес речь, отмеченную теми же признаками, которые обычно присутствуют в его публичных выступлениях: Трамп напомнил о своих достижениях на посту главы государства, обрушился с критикой на Иран и Венесуэлу, упрекнул Китай и Германию, а также уделил много внимания дисбалансу в торговой и энергетической сферах.

По словам президента США, его администрация сделала за полтора года больше, чем «почти что любая администрация за всю историю нашей страны». В мировой политике, как сказал Трамп, Вашингтон будет придерживаться курса «принципиального реализма». Этот термин президент уже использовал ранее, в частности, во время выступления на базе Форт-Майер в Арлингтоне месяц назад.

«США не будут говорить вам, как жить, работать или вести войну. Мы только просим, чтобы вы в ответ уважали наш суверенитет», — заверил Трамп лидеров других стран с трибуны ООН. Он также заявил, что США отрицают «глобализм» и противопоставляют его «суверенитету».

Больше всего в речи президента США досталось Ирану: Трамп объявил о введении дополнительных санкций против Тегерана с 5 ноября. «Мы работаем со странами, которые импортируют непереработанную нефть из Ирана, чтобы значительно снизить эти закупки. США призывают другие страны изолировать иранский режим до тех пор, пока Иран продолжает свою агрессивную политику», — рассказал американский лидер.

Также президент США раскритиковал руководство Венесуэлы: «Более 2 миллиона человек бежали от социалистического режима Николаса Мадуро… Не так давно Венесуэла была одной из самых богатых стран в мире. На сегодняшний день социализм обанкротил нацию, некогда богатую нефтью, и привел население страны к бедности».

Трампом была раскритикована и ОПЕК, которая, по его словам, «обдирает мир»: «Мы защищаем многие из этих стран (членов ОПЕК – Д.Г.), и затем они используют нас, выставляя нам высокие цены на нефть. Нехорошо».

Россию президент США упомянул только один раз, и то в связи с его же упоминанием другой страны – Германии: «Германия будет полностью зависеть от России, если немедленно не изменит свой курс», — подчеркнул Трамп, говоря о зависимости Берлина от Москвы в газовой сфере.

По мнению Уильяма Хилла (William H. Hill), профессора Национального военного колледжа США и бывшего главы миссии ОБСЕ в Молдове, в речи Дональда Трампа четко прозвучала атака на международные институты и противопоставление их интересам США: «Я увидел в его речи крайне односторонний подход. Меня зацепила его декларация того, что многосторонние организации и обязательства посягают на суверенитет и свободу действий США. Можно, конечно, называть это «практическим реализмом», но вопрос, куда этот реализм ведет».

«На практике это означает отказ от многих коллективных институтов и многих правил, которые регулируют международные отношения уже 75 лет, в том числе и правил той организации, в которой он выступал. Ну, допустим, что для США хорошо, что они не связаны некоторыми из этих институтов и правил. Но ведь многие другие страны, в особенности большие державы, также захотят себе поблажек или даже освобождения от тех же самых правил. Так что непонятно, чем это может закончиться, учитывая и так уже достаточную неразбериху в нынешнем миропорядке» — говорит Уильям Хилл в интервью Русской службе «Голоса Америки».

Эксперт «Центра американского прогресса» (Center for American Progress), бывший заместитель помощника госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Майк Фьюкс (Mike Fuchs) согласен с таким выводом: «Основная часть выступления Дональда Трампа отражала вполне устоявшиеся взгляды американских консерваторов, которые считают враждебными США такие организации, как ООН, не принимают многосторонность во внешней политике и сотрудничество с другими странами. Возможно, под «принципиальным реализмом» он понимает ситуацию, когда все страны занимаются своими делами, но США могут судить другие государства за то, что происходит в их внутренней политике – например, когда он рассуждал о Венесуэле».

«Чего-то сверхнового в смысле позиции Трампа в отношении Ирана мы сегодня не услышали. Он всего лишь подтвердил, что в его позиции в отношении Тегерана нет цельности: с одной стороны, он вышел из «ядерной сделки» с этой страной, с другой – пытается установить дополнительные санкции, но при этом совершенно не ясна цель того, что он делает. Он хочет, чтобы Иран как-то поменял свою позицию, но как – не говорит. Вряд ли он стремится к тому, чтобы Иран вдруг превратился в либеральную демократию, но если не это, то непонятно, как Иран должен измениться» — рассуждает бывший высокопоставленный сотрудник Госдепартамента США в интервью «Голосу Америки».

Директор программы энергетической безопасности и изменений климата в Совете по международным отношениям Эми Майерс Джаффи (Amy Myers Jaffe), напротив, считает, что сигнал Трампа, в частности, в отношении ОПЕК и Германии, очень ясен и обоснован.

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» исследователь говорит, что ОПЕК противодействует свободному рынку энергоресурсов: «ОПЕК была сформирована как организация для влияния на энергетический рынок, и сейчас она в этом кооперируется с Россией. То есть, эти страны не верят в свободный рынок нефтепродуктов – иначе ОПЕК бы не существовала. Кроме того, мы, например, не можем свободно инвестировать в нефтяную индустрию Саудовской Аравии или России, в то время как в нефтеиндустрию США могут инвестировать все – множество компаний работают в Мексиканском заливе, даже Китай. Так что отрицать, что ОПЕК практикует регулирование нефтяных цен, в том числе их повышение, нельзя».

«Если бы у нас были свободные потоки капитала в мире, и это бы тратилось на добычу самых доступных энергоресурсов, то цены на нефть точно не были бы 80 долларов за баррель. Многие страны страдают от этих высоких цен на нефть, а 25 процентов населения земли вообще не могут покупать энергоресурсы ни в какой форме, и такая ситуация бы не сложилась, не будь ОПЕК» — уверена Эми Майерс Джаффи.

Эксперт настаивает на том, что позиция США является рыночной в лучшем понимании: «Мы, США, верим в свободный рынок, в свободные потоки инвестиций, свободу в мировой торговле, в том числе и энергоресурсами. У нас нет национальной нефтяной компании, мы не занимаемся протекционизмом в нефтяной сфере, и мы полагаем, что это в интересах международной энергетической безопасности. Все, что делает ОПЕК, противоположно такому подходу».

Эми Майерс Джаффи отмечает, что с поставками российского газа в Германию дело обстоит примерно так же: «Даже при том, что у Германии стоят пустые и будут строиться новые терминалы для приема сжиженного природного газа, и немцы говорят, что в любой непонятной ситуации они могут выйти на рынок для покупки нужного им СПГ, прием более 50 процентов газа от одного поставщика – России — не может быть безопасным. Давайте не забывать, что произошло в Японии, когда там из-за аварии на атомной станции в Фукусиме нужно было переориентировать энергопотребление на СПГ – им понадобилось время, чтобы это сделать».

«Если что-то произойдет с поставками из России — и еще вопрос, в какой сезон это произойдет — то непонятно, сколько времени потратит Германия на то, чтобы перейти на другие источники газа. Многие годы нефтеперерабатывающие предприятия в США рассчитывали на нефть из Венесуэлы, да и сейчас именно против нефтяной промышленности Венесуэлы у нас никаких санкций нет. Но там начался коллапс экономики, и теперь этой нефти на рынке мало из-за внутренних экономических проблем Венесуэлы. А Россия еще и всегда поддавливала потребителей своих энергоресурсов политически, имея для этого серьезный рычаг», — предупреждает эксперт.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>