Июнь 16th, 2017

Прямая линия подтвердила деградацию Путина — политологи

rp_putuler-398x300111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111111.jpg

Эта прямая линия не была предвыборной, а уход от вопроса о следующем президентстве стал характерным ее завершением, — сходятся во мнении политологи на страницах сегодняшних российских изданий.

Намек на четвертый срок РБК увидел в планах Путина пересесть на президентский автомобиль отечественного производства «Кортеж», презентация которого должна состояться во время официальной инаугурации главы государства, напоминает газета. Сохранение «интриги-2018″ собеседники РБК объясняют «изучением общественных настроений и поддержанием конкурентной борьбы в элитах».

Эксперты «Коммерсанта» обращают внимание на «беспрецедентную массовую порку губернаторов» и констатируют смещение критики в сторону регионов.

«Один из главных посылов: федеральные власти выполняют все обязательства, принимают хорошие законы, перечисляют деньги, но до жителей все это не доходит по вине региональных властей», — комментирует политолог Евгений Минченко.

«Образ доброго дедушки» и вопросы о близких свидетельствует о намерении гуманизировать образ президента и сделать его ближе многочисленному пожилому электорату, считают эксперты РБК. А высказывания про внуков помогут отвести повестку от темы «детей-принцев» и спекуляций вокруг их бизнеса.

Немодерированные вопросы во время эфира президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов называет экспериментом по интеграции телевизора и интернета. Он должен привести к вирусному распространению цитат с прямой линии в соцсетях и среди аполитичной аудитории, предполагает эксперт. Власти намерены таким образом показать, что не боятся острых вопросов, хотя и не обязательно будут на них отвечать, поясняет Виноградов.

Прямая линия умерла как жанр, и Владимиру Путину больше нечего предложить народу, считает политолог Глеб Павловский. Его колонку публикует «Сноб».

Общая картина распада и, прежде всего, распада лидерства сложилась, по его словам, из трех элементов: видеоряда бедной страны с распадающейся инфраструктурой, Путина, постоянно повторяющего: «Деньги выделены, но где они — я не знаю, надо проверить» и «ядовитых вопросов» в углу экрана.

Путину больше нечего предложить, делает вывод Павловский. «Стране не предложено никакого будущего кроме ликвидации вагончиков в городе Нягани, которая обсуждалась еще на съездах КПСС 30-40 лет назад. Это выглядело очень скучно — некоторые гости в зале, как я заметил, даже начинали засыпать, — но на самом деле происходило драматическое событие: лидер исчезает. И к концу линии он совсем исчез», — заключает Павловский.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>