Май 1st, 2015

Офицер Альфы рассказал как предательство помешало взять штурмом Славянск год назад

shtab[1]

Неназванный офицер спецподразделения «Альфа» рассказал о том, почему неудался первый штурм Славянска в апреле 2014 года. По его словам основной причиной было массовое предательсто агентов ФСБ как в армии так и в среде СБУ.

«Расскажу о другом случае, мягко говоря, странном в условиях ведения войны, поведении некоторых наших военных. 13 апреля прошлого года планировалось освобождение Славянска, который только-только захватили боевики Стрелкова. Город должны были освобождать спецподразделения «Альфы» и «Омеги» (милицейский спецназ) при поддержке БТРов 25-й днепропетровской бригады ВДВ. А ее командир должен был предоставить в определенной точке сбора свои БТРы, на которые должны были пересесть с «вертушек» спецы из «Омеги». Но когда они пролетали над этим районом, комбриг не дал приказ подать им дымовой сигнал о том, что БТРы на месте. В результате хлопцев из «Омеги» высадили с «вертушек» без прикрытия в самом Славянске, где им пришлось принять бой с бандитами, а после этого самостоятельно, без прикрытия, выходить из города. Комбриг 25-й потом оправдывался, что не получил команды на проведение операции от и.о. министра обороны Михаила Коваля. Но о какой дополнительной команде может быть речь, когда сам комбриг был на совещании по планированию операции и расписался в ее плане?!» — рассказал он в интервью изданию «Гордон».

«Но и это не все. Потом бригада этого же командира десантников не помогла нам даже тогда, когда на нас, буквально при нем, напали боевики после провала операции в Славянске. В то время, когда наш «Фольксваген» просто резали на части шквальным перекрестным огнем, его БТРы стояли в 50 метрах от нас и не сделали ни единого выстрела. Тогда первая пуля попала мне в бедро, но мне удалось вывалиться из машины. Потом вторая попала под ключицу – спасла рукоятка боевого ножа на разгрузке. После этого я сразу же напоролся на боевика, и мы выстрелили другу в друга одновременно. Его я убил, а пуля, предназначенная мне, пробив в кармане икону Почаевской Божьей Матери, прошла в миллиметре от сердца. Пока не потерял сознание, взял в руку гранату РГД. Думал: если возьмут в плен, пойдем вместе паровозом – взорву и себя, и их. В том же бою погиб мой товарищ Гена Беличенко, который и стал первой жертвой этой войны.

А все время, пока шел бой, БТРы 25-й бригады стояли почти рядом и ни во что не вмешивались, так как их командир дал команду не стрелять. Но моему товарищу Андрею Черкашину, который получил ранение в живот и истекал кровью, удалось как-то убедить командира одного из БТРов прикрыть нас от огня. Нам повезло, что попался правильный и честный офицер – его БТР выкатился и закрыл нас, после чего сепары отступили. Если бы не он, меня уже не было бы в живых. Потом у меня кто-то забрал гранату, укололи бутарфанол, и в бессознательном состоянии 11 часов возили в поисках больницы. За все это время я только раз пришел в сознание, да и то от холода – в каком-то сельском фельдшерском пункте. Смотрю – лежу на столе без ботинок, и сразу же мелькнула мысль: «морг». Но когда на ноге не увидел бирки, напряжение спало, и я снова потерял сознание. Потом меня все-таки довезли в донецкую больницу, после чего последним перед захватом сепаратистами донецкого аэропорта рейсом отправили в военный госпиталь в Киеве. А тот комбриг 25-й бригады потом вел переговоры с боевиками, после чего им достались 16 единиц украинской бронированной техники, в том числе и две самоходных артиллерийских установки «Нона». Но он до сих пор служит в Генштабе, причем вроде  бы даже пошел на повышение.» — сообщил офицер.

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>