Травень 10th, 2017

Израиль готов воевать и в Ливане, и в Сирии

“Мы готовимся по всему северному сектору, не обязательно к Третьей Ливанской Войне, но на арене, в которую будут вместе входить и Сирия,и Ливан”.

Израильский портал nrg опубликовал интервью с пятью офицерами разведки, в том числе, со старшим офицером разведки израильской армии, бригадным генералом Моше Шайдом.

На протяжении нескольких десятилетий продолжается враждебная деятельность непосредственно на границах Израиля. “Хизбалла” и Насралла активны в Ливане, Асад воюет с мятежниками и ISIS в Сирии, отросток ISIS на Синае запускает ракеты по Израилю и атакует египетскую армию. Недалеко оттуда, в Газе, салафиты бросают вызов ХАМАСу, который, в свою очередь, восстанавливает собственные возможности, а в Иудее и Самарии террор одиночек не прекращается.

Бригадир Шнайд – единственный участник интервью, чье имя названо. Он говорит: “Разведка сегодня более “связана”. Она очень и очень продвинулась, но вместе с тем, стала куда более сложной. Мир стал куда более сложным. Мы смотрим за куда большим количеством организаций в регионе сегодня”.

В прошлом фокусом интересов разведки была военная и террористическая активность на границах государства. Сегодня она не менее заинтересована в гражданском населении – это дает ей другой уровень информации о силах в регионе. Шнайд говорит: “Каждый знает очень много о своей специфической арене, и эти знание куда более обширны и глубоки, чем в прошлом, даже в тех зонах, к которым мы не испытываем особого интереса”.

Подполковник Г. – ответственный за один из самых спокойных секторов в последние 10 лет – ливанскую границу. 11 лет спустя после Второй Ливанской Войны Ливан демонстрирует удивительную стабильность – но готов взорваться в любой момент. В последние месяцы был выбран новый президент, Мишель Аюн – и новый премьер, Саад Харири. В первую очередь, они вынуждены заниматься внутренними проблемами.

 

Г. говорит: “Ливанцы очень заняты сами собой – экономическими и социальными проблемами, а также войной в Сирии и попытками глобального джихада пробиться в Ливан – островок стабильности в изменяющемся Ближнем Востоке”.

Самый серьезный вызов – “Хизбалла”, которая сегодня контролирует две трети ливанского парламента и в реальности диктует политику Ливана: “Ливанский президент объявил накануне своего визита в Каир два месяца назад о том, что “Хизбалла” является частью государства. Это – очень ясное заявление, и президент, поддерживающий “Хизбаллу” – вызов. В Ливане нет недостатка в различных политических движениях, и каждое из них бросает вызов нам. Кроме “Хизбаллы”, есть палестинские фракции, элементы глобального джихада, 1.4 миллиона сирийских беженцев, а также ливанская армия и UNIFIL.Мы действуем в отношении каждого из этих факторов, но, в сравнении с другими странами, с которыми приходится иметь дело моим друзьям, Ливан поддерживает некую стабильность, и это является источником оптимизма”.

Какие усилия вкладывает “Хизбалла” в Израиль, по сравнению с ее усилиями в Сирии?

“Хизбалла” и воюет в Сирии и противодействует угрозе со стороны Израиля. Она знает, как делать и то, и это, боевики “Хизбаллы” также принимают участие в “оперативном развертывании” на границе Израиля. в Сирии, Ираке, Йемене и других местах.

По вашему впечатлению, таинственная смерть военного командира “Хизбаллы” Мустафы Бадер ад-Дина значительно повлияла на организацию?

Я не знаю ни одного человека, которого невозможно было бы заменить, в той или иной степени. “Хизбалла” сталкивалась с подобными вызовами в прошлом, и она выстоит перед подобным вызовом.

Подполковник Л. дивизии Голанских высот говорит: “Большая часть активности “Хизбаллы” сегодня – в северной Сирии, и, в гораздо меньшей степени – на Голанских высотах”.

Армия постоянно следит за “Хизбаллой” с тем, чтобы организация не пересекла установленные Израилем “красные линии” и не приблизилась к израильской границе. Подполковник Л. говорит: “Мы готовимся по всему северному сектору, не обязательно к Третьей Ливанской Войне, но на арене, в которую будут вместе входить и Сирия,и Ливан”.

Пытается ли “Хизбалла” осуществить теракты на израильской границе – не напрямую, но через своих “посланников”?

Мы не видим ее активности против Израиля, и наше предположение в том, что нам удается их сдерживать. Сирия и Ливан – не одна игровая площадка. Те вещи, которым позволяют случиться в Ливане, не могут случиться в Сирии. В этом разница – между “истинной” “Хизбаллой” в Ливане, и “Хизбаллой” в Сирии, где ее главная задача – организация и помощь милициям, защищающим Асада”.

По словам бригадира Шнайда, главная цель “Хизбаллы” в Сирии – помочь Асаду во внутренней сирийской войне и предотвратить выплеск глобального джихада в Ливан.

На вопрос о том, как Израиль препятствует поставкам современного оружия “Хизбалле” подполковник Л. отвечает коротко: “Это – не мое дело”.

Арабские СМИ утверждают, что Израиль активно помогает силам мятежников, воюющих в районе Кунейтры. Бригадир Шнайд говорит: “Разведка должна предоставить как можно более хорошую и подробную картину происходящего. Мы должны знать, кто приходит к границе и просит о помощи, к какой группировке относится тот или иной человек.. Нужно знать не только о каждой бригаде, но и о каждой деревне, о каждом клане – кто кого поддерживает. Мы усилили сбор разведданных в этих областях, укрепили сектор отличными людьми, с тем, чтобы получать информацию из интересующих нас регионов, и нам необходимы очень продвинутые средства сбора информации, с тем. чтобы обрабатывать то, что есть в открытом доступе и понимать это”.

Подполковник Л. говорит, что сбор информации на Голанских высотах – сложный и экстенсивный процесс, а разведывательная картина постоянно изменяется: “Главный вызов – держать все, что случается. на низком огне,и вот момент, когда ситуация изменяется, нам необходимы определенные возможности в сборе информации, и в последние годы мы очень активно работаем на местах , а не только в здании в Кирие”.

В Сирии война продолжается уже шесть лет. В каком направлении все это идет?

Даже глава департамента исследований не даст вам ответа на этот вопрос. Ситуация изменилась за последние шесть месяцев, Асада сильно поддержали русские, и все может измениться в ближайшие несколько недель. Нам очень трудно предсказывать подобные вещи. Мы готовим почву для любого развития, с учетом защиты наших интересов.

Что может подтолкнуть ISIS к атаке?

Невозможно выделить что-то определенное, но демонтаж Исламского Государства может оказаться катализатором для тех деятелей, которые идентифицируют себя с ISIS. Они могут начать действовать безответственно и атаковать Израиль. Они могут совершить теракт – и тогда вспыхнет весь регион”.

Есть сценарий, при котором Сирия сохраняется в качестве государства?

Я такой возможности не вижу.

Пять офицеров, дававших интервью, знают друг давно. Два месяца назад они провели совместные учения на Голанах, в ходе которых выяснилось, что их сектора, несмотря на кажущиеся различия, имеют много общего, и решения, пригодные в одних, могут применяться и в других.

Подполковник Л. говорит: “Реальность, в которой мы работаем изменяется очень быстро , и ответ на это – сотрудничество и единство. Мы оставляем наше эго за пределами оперативной комнаты. Мы стараемся быть точными в том, что мы даем командирам подразделений, и понимаем, что умножитель силы – это совместная работа. Это отражается в моей работе с командиром релевантного сектора в Сирии, и сегодня речь идет о совместном оперативном пространстве, поэтому мы часто собираемся вместе и наши люди говорят на одном языке”.

Подполковник Б., ответственный за границы Египта и Иордании соглашается: “Сегодня речь идет о сотрудничестве не только между секторами, но и между различными организациями. Военная разведка работает с ШАБАК, Гражданской Администрацией, полицией, и если есть необходимость – с Моссадом. Децентрализация наших врагов требует от нас большего профессионализма и разнообразия”.

Общий язык командира египетского сектора с сирийским – ISIS. Подполковник Б. говорит: “Во главе этого – одна голова, и то, что происходит с Исламским Государством в Сирии неизбежно отражается на том, что случается с его отростком на Синае.

Один из главных вызовов для подполковника Б. в том, что он оперирует на “мирных границах”, и потому ему следует тщательно определять, где речь идет об актах террора , а где – о криминальной активности: “Вооруженный человек рядом с заградительными сооружениями на границе может оказаться местным полицейским, участвующим в операции по пресечению контрабанды наркотиков. Велайят Синай рассматривает египетскую армию в качестве такой же цели, как и ЦАХАЛ, и потому существует общее желание по искоренению терроризма в обеих странах. Существует прямая координация между командирами на местах во всем, что касается защиты границы и приграничной зоны”.

Что может подтолкнуть Велайят Синай к тому, чтобы направить гораздо больше ресурсов против Израиля?

Террористическая организация Ансар Бейт аль-Макдис в куда большей степени была ориентирована против Израиля. После того, как они принесли клятву верности ISIS они переориентировались на удары против египетской армии. В этом смысле, дезинтеграция исламского Государства нас беспокоит. Они могут переосмыслить свою стратегию на Синае и вернуться в качестве основной угрозы для нас.

Другими словами, дезинтеграция Исламского Государства в Сирии может привести к эскалации на Синае?

В настоящий момент мы этого не наблюдаем, но подобная возможность существует.
http://postskriptum.org/

Leave a Reply

  

  

  

You can use these HTML tags

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>